Боеприпасный «голод» уже затыкает артиллерийские стволы по обе стороны фронта на Украине

0 0

Боеприпасный «голод» уже затыкает артиллерийские стволы по обе стороны фронта на Украине

На днях Министерство обороны США объявило о выделении нового пакета американской военной помощи Украине на сумму 675 миллионов долларов. В достаточно скромном, на первый взгляд, списке вооружений, которые Пентагон собирается поставить Киеву, в действительности можно разглядеть массу любопытного. Прежде всего — в части, касающейся поставок из-за океана боеприпасов на Украину.

Главное здесь — Штаты теперь даже и не обещают в обозримой перспективе Киеву обычные снаряды общенатовского калибра 155-мм, основного на сегодняшний день на фронте для ВСУ. Такими сегодня ведут по нам огонь уже поставленные союзниками Киеву американские гаубицы М777 (ставшие знаменитыми в ходе спецоперации «три топора»), французские САУ CAESAR, словацкие «Zuzana 2», германские «Panzerhaubitze 2000», польские AHS «Krab».

Практически одновременно о полной невозможности прежними темпами продолжать пополнение арсеналов Киева основным для него сегодня видом артиллерийских боеприпасов еще месяц назад заявили в Великобритании, Германии, Польше и Франции. У которых и самих армейские склады слишком опасно опустели. А те боеприпасы, которые натовцы уже успели поставить для этих артиллерийских систем, у украинцев стремительно заканчиваются.

Но без основного калибра задача организации устойчивой обороны для украинских генералов становится все более и более проблематичной.

Их основная надежда, что и для России, обстановка в этом отношении выглядит ненамного лучше. Поскольку седьмой месяц темпы ведения огня с обеих сторон просто ураганные.
Что касается российских войск, то с их позиций по подсчетам западных экспертов в периоды интенсивных боевых действий на укрепления ВСУ ежесуточно обрушивается от 40 до 60 тысяч снарядов различных систем. В периоды относительно затишья этот показатель снижается примерно до 24 тысяч.

Такое происходит потому, что наше командование вынужденно очень бережет свою пехоту. Которой у противника и так кратно больше. В атаку российских солдат поднимают только тогда, когда от вражеских укреплений артиллерия и армейская авиация ВС РФ оставляют только месиво из обломков стали и бетона. Так не получается быстро продвигаться вперед, но людские потери значительно сокращаются. А у Украины, соответственно, — стремительно возрастают.

Но во вражеских рядах, судя по открытым источникам, царит уверенность, что стрельбы такой сумасшедшей интенсивности, которая не первый месяц ведется с российских позиций, долго не в состоянии выдержать ни одна экономика мира. А уж экономика нашей страны — и подавно.

Попытаемся этот тезис сделать наглядней. Просто займемся арифметикой уровня пятого класса.

Вес каждого снаряда натовского калибра 155-мм достигает 50 килограммов. Примерно аналогичного «российского» калибра 152-мм, унаследованного еще от СССР — до 43 килограммов. Сколько таких влезет в один наш стандартный крытый железнодорожный вагон?

Его грузоподъемность достигает 66 тонн. Значит, с учетом упаковки больше 1000−1200 подобных боеприпасов в него просто не влезет. Выходит, что в иные дни через наши гаубичные стволы на Украине «вылетает» до 60 стандартных железнодорожных вагонов. Ежесуточно! 1800 доверху груженных вагонов в месяц!

Но непрерывным пополнением одних только артиллерийских запасов потребности воюющих сторон не исчерпываются. Нужно еще много чего. Скажем, тех же патронов для стрелкового оружия. В каком количестве их приходится бесконечным потоком подвозить к фронту?

Определенные представления на сей счет способны дать, полагаю, данные воевавшего в свое время в Афганистане экс-министра обороны Казахстана генерала армии Мухтара Алтынбаева. Так вот, советский контингент в этой стране, общая численность которого на пике событий достигала 79,8 тысячи военнослужащих, по словам генерала, в среднем в месяц расходовал около 300 миллионов патронов.

Так сегодня за Украину сражаются минимум вдвое больше наших солдат и офицеров. Накал этой многомесячной битвы ни в какое сравнение не идет с боевыми событиями «за речкой». Исходя из этих исходных данных, специалисты полагают, что, если боевые действия в соседней стране продлятся хотя бы год, российской группировке в 150 тысяч человек по самым скромным прикидкам потребуется никак не менее 200 миллиардов патронов. Иными словами — где-то по 7−8 миллиардов ежемесячно!

И это без учета регулярных потерь при неизбежных в столь масштабной кампании тактических отступлениях и регулярных вражеских атак на наши прифронтовые арсеналы.

Не станем даже рассуждать о том, как и на чем эту прорву в условиях сильного огневого противодействия противника беспрерывным конвейером подвозить в зону боевых действий? Сосредоточимся на другом: чья боеприпасная отрасль в состоянии продолжительное время полностью покрывать потребности столь прожорливого фронта?

Не американская — это точно. Скажем, по опубликованным по данным отставного подполковника армии США Алекса Вершинина, бывшего офицера по моделированию и симуляции в разработке концепций для НАТО и армии Соединенных Штатов, «годового производства артиллерийских снарядов в США в лучшем случае хватило бы только на 10 дней, максимум — на две недели таких же боевых действий, которые сегодня происходят на Украине».

Далее он же пишет: «США — не единственная страна, столкнувшаяся с этой проблемой. В недавней военной игре с участием вооруженных сил США, Великобритании и Франции, британские войска исчерпали национальные запасы важнейших боеприпасов через восемь дней».

Вот Запад уже со всей очевидностью и надорвался. Что просто катастрофическая новость для Киева, поскольку самостоятельно артиллерийские снаряды любых крупных калибров Украина давно не изготавливает. Надежда Киева только на поставки из стран НАТО. А те, стало быть, выдыхаются.

Вероятно, по этой причине в последний месяц появились сообщения, что в окопах и на огневых позициях ВСУ наши стали обнаруживать в качестве трофеев 122-мм снаряды с маркировкой Ирана и Пакистана. Похоже, и в смысле пополнения ВСУ боеприпасами начался тот же процесс, что и с боевой авиацией для Украины.

То есть Вашингтон, все более и более вынужденно выходящий из игры, в режиме «пылесоса» тщательно прочесывает весь мир в поисках бывших советских калибров. Потом, не исключено, — через третьи страны ведет масштабные закупки найденных в Азии снарядов и отправляет их своим подопечным на Украину. Скорее всего, чтобы хотя бы так попытаться вернуть к линии фронта давно замолчавшие из-за дефицита боеприпасов гаубицы 2С19 «Мста-С», «Мста-Б», 2С1 «Гвоздика» и Д-30, доставшиеся Киеву еще от СССР.

Но они-то — ладно. Как у нас с этим делом? Похоже, тоже не очень.

Да, в отличие от Украины, России самостоятельно производит всю линейку стоящих на вооружении нашей армии боеприпасов. Да, с самого начала спецоперации все заводы этой отрасли в стране уже переведены на круглосуточный режим работы. Но не тысячами же вагонов исчисляется их ежемесячный выпуск продукции?

Выходит, надежда на заранее накопленные стратегические запасы. Однако у многих есть подозрения, что и тут не все просто.

Дело в том, что в отличие от снарядов реактивной артиллерии, сроки хранения которых подольше, гаубичные и пушечные боеприпасы не могут храниться так долго. В противном случае они становятся опасными для самих орудийных расчетов. Или после выстрела летят куда попало, только не в цель.

Поэтому те из них, что остались со времен СССР, главным образом уже или утилизированы. Или проданы всем желающим в безденежные 90-е. Или отстреляны на полигонах. Или сгорели в горниле обеих войн в Чечне, в сражениях за Сирию и в вооруженном конфликте с Грузией в 2008 году. Да и в Донбассе до нынешней спецоперации и после 2014 годы постреляли немало.

Собственно, российская боеприпасная отрасль в полную силу заработала только на рубеже 2010 годов. Для этого, например, в интересах Казанского порохового завода было закуплено передовое оборудование в Германии, Австрии и Швейцарии. Бийское ФНПЦ «Алтай» и пермские «Мотовилихинские заводы» в 2011 году проделали то же самое.

Правда, это могло означать и серьезную технологическую зависимость этих предприятий от западных поставщиков. Которые теперь размахивают экономическими санкциями как увесистой палицей. Не исключено, что как раз в поисках выхода из этого непозволительного в нынешних условиях положения в конце августа в Пермь внезапно слетали вице-премьер Денис Мантуров и зампред Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев.

В общем — все не просто. И по этой причине вполне реальными выглядят опубликованные «The New York Times» на этой неделе сведения американской разведки о том, что и Россия занялась поисками по миру нового и срочного пополнения своих арсеналов. Относительно артиллерийских снарядов речь пока, вроде бы, только о Северной Корее. У которой одна из самых мощных в мире полевая артиллерия.

В ее основе 122-мм самоходные гаубицы «М-1974» на гусеничных шасси со стволами от советской М-30, 122-мм САУ «М-1977» с артиллерийской частью от нашей Д-30, 152-мм самоходные пушки-гаубицы «М-1977» (артиллерийская часть — советская 152 мм пушка-гаубица Д-20).

В общем, с технической точки зрения все реально. С политической — тоже. Потому что мало где еще ненавидят США так же сильно, как в десятилетиями изнуряемой экономическими санкциями КНДР. Северокорейцы готовы наносить вред Штатам везде, где только возможно. Сегодня на Украине — в первую очередь.

Но в последние дни на Западе появились предположения, что на самом деле за конвейерными поставками артиллерийских снарядов с восточного направления может оказаться Китай. Которому американцев любить тоже особенно не за что. Но заокеанских санкций Пекин опасается, поэтому оказания прямой военной помощи Москве избегает. А вот через северокорейцев это возможно.

Если так, то перед Россией скоро может открыться настоящий боеприпасный «клондайк». Тогда, вопреки ожиданиям американцев, интенсивность нашего огневого поражения украинских позиций еще долго не снизится.

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

три × 4 =