Турция — курдский вопрос и грядущие выборы

0 0

Турция — курдский вопрос и грядущие выборы

Выборы в Турции состоятся в 2023 году, хотя есть вероятность, что они пройдут и досрочно — некоторые эксперты предсказывают, что их назначит президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Поэтому партии создают различные предвыборные альянсы уже сегодня.

Так, 25 августа прокурдская Демократическая партия народов (ДПН) и шесть других левых оппозиционных партий объявили о своем решении создать «Альянс труда и освобождения». Этот партийный блок станет третьим крупным альянсом, который будет определять политическую ситуацию в стране. Правящая исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) уже заключила союз с ультранационалистической Партией националистического движения (ПНД), — союз, который иногда называют «Народный Альянс».

В то же время шесть партий во главе с главной оппозиционной Республиканской народной партией (РНП) объединились в Национальный альянс, также известный как «стол шести». В нем ведущую роль наряду с РНП, играет националистическая Хорошая партия (ХП), чья популярность быстро росла в последние месяцы.

Альянс труда и освобождения — третья коалиция. Ее не стоит недооценивать, хотя наиболее серьезной силой в ней является прокурдская ДПН. Голоса курдов сыграли решающую роль в победе оппозиционных партий в Стамбуле и Анкаре на местных выборах 2019 года. В Стамбуле оппозиция победила, получив дополнительно 800 тыс. голосов курдов. Теперь оппозиции необходимо заручиться голосами курдов, чтобы положить конец власти ПСР и Эрдогана на предстоящих выборах.

За прокурдскую ДПН устойчиво голосует около 6 млн избирателей, что составляет порядка 11−13% (около половины живущих в стране курдов, имеющих право голоса и приходящих на выборы). Примерно таким же может быть результат ДПН на выборах. Причем, электоральное значение курдской общины постоянно растет — рождаемость у курдов в 1,7 раз выше, чем у турок.

Правящий альянс получит, вероятно, 30−40%, и оппозиционный Национальный альянс — свыше 40%. Без ДПН оппозиция вряд ли сможет контролировать парламент.

Пытаясь привлечь курдских избирателей, оппозиционная РНП, входящая в Национальный альянс, и ее лидер, Кемаль Кылычдароглу, объявили о планах по исправлению ошибок турецкого государства. Кылычдароглу назвал «людей, заключенных в тюрьмы на востоке Турции (область компактного проживания курдов — прим.) по обвинению в терроризме» одной из групп, которым Турция должна возместить ущерб ради социального примирения. Во время визита в юго-восточную провинцию Диярбакыр в мае Кылычдароглу объявил принципы, которым должен следовать парламентский процесс, направленный на урегулирование курдско-турецкого конфликта с участием всех политических партий. Он выступает за компромисс с ДПН, видимо предполагающий освобождение из тюрем избранных мэров курдских городов. Однако его высказывания довольно расплывчаты.

Гнев многих курдов вызывает тот факт, что десятки мэров курдских городов и поселков, включая Диярбакыр, крупный город с преобладанием курдского населения, были арестованы. Вместо них руководить городами были назначены специальные попечители от правящей партии, исполняющие указания МВД Турции. Так же находится в тюрьме лидер ДПН Салахеттин Демирташ. ДПН требует освобождения заключенных мэров. Кроме того, ДПН выступает за развитие национальной автономии курдов, например, преподавания курдского языка (наряду с турецким) в государственных школах, расположенных в районах компактного проживания курдов.

Годами ДПН предоставляла свои офисы для различных левых группировок, стремясь с их помощью расширить свое влияние, охватив часть турецкого электората. Создание Альянса труда и освобождения — шаг в том же направлении. Однако, надо признать, что больших успехов за пределами курдского электората ДПН до сих пор не добилась.

В то же время курдская герилья, которую контролирует РПК (Курдская рабочая партия), ведет войну против правительства Турции уже с середины 1980-х годов. Поэтому решение курдской проблемы имеет не только политическое, но и военное измерение. ДПН, как и РПК, финансируются за счет поддержки курдского бизнеса, чье влияние в Турции растет, и одновременно тысячи молодых людей вступают в ряды партизан. До 2015 года между Эрдоганом и РПК велись переговоры, которые сопровождались прекращением огня, но, к сожалению, в 2015 году военные действия возобновились.

В Турции ведется уголовный процесс, результатом которого может стать запрет ДПН из-за симпатий части членов партии к РПК. Но возможно, правительство Эрдогана и не пойдет на запрет — ведь в этом случае, многие миллионы курдов могут проголосовать за оппозиционный Национальный альянс, чье положение станет намного более прочным.

Любопытно, что согласно данным соцопросов, максимальные шансы на то, чтобы стать президентом Турции, имеет Мансур Яваш, мэр Анкары, представляющий РНП, жесткий турецкий националист. Он, однако, еще не выставил свою кандидатуру.

Но ясно одно. Шансы Эрдогана и его правящего блока на победу невелики. Огромной проблемой стала инфляция, уровень которой в годовом исчислении достигает почти 100%. Рост цен на продукты, жилье и другие товары, вызывает растущее раздражение турок.

Серен Коркмаз, научный сотрудник Института турецких исследований при Стокгольмском университете, указывает на то, что «растущая поддержка оппозиционных партий представляет серьезную угрозу для Эрдогана, ПСР и ее нынешнего партнера по коалиции, Партии националистического движения (ПНД)». Кроме того, по ее словам — «Эрдоган сталкивается с непреднамеренными последствиями созданной им президентской политической системы. Теперь для победы на общенациональных выборах необходимо получить 50% плюс один голос, и Эрдоган больше не может рассчитывать на фрагментированную и разделенную оппозицию, которая наконец-то осознала, что сотрудничество, а не конкуренция, является ключом к ее победе».

В июне авторитетная компания Metropoll провела исследование, согласно которому самое крупное поражение действующий глава государства может потерпеть в результате конкуренции с Явашем: 36,4 против 50,3% голосов. За ним идет мэр Стамбула от РНП Экрем Имамоглу, которому опросы дают 46,7 против 39,4% у Эрдогана. Согласно мнению социологов, с уверенностью могут выиграть у Эрдогана только Яваш и Имамоглу, причем шансы Яваша намного больше.

Однако Серен Коркмаз скорее всего переоценивает единство турецкой оппозиции. Хотя Национальный альянс договаривается о выдвижении единого кандидата, между его представителями существует острая конкурентная борьба. И в любом случае, если представитель этого альянса победит на президентских выборах (неважно, будет ли это Яваш, Имамоглу или Килычдароглу), он будет опираться на поддержку большой части националистически настроенных турецких граждан.

В этом случае, в политической системе страны может возникнуть странная, скорее всего очень неустойчивая конструкция, чем-то напоминающая правящий в Израиле лоскутный альянс, куда входят и еврейские националисты, и арабская партия. Возможно, в 2023 году Турция получит президента — турецкого националиста, опирающегося в парламенте на альянс турецких партий со сторонниками курдской национальной автономии.

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × четыре =