Украинский террор приходит в Россию

0 0

Украинский террор приходит в Россию

Главный редактор медиагруппы «Россия сегодня» и телеканала RT Маргарита Симоньян заявила, что продолжает жить своей жизнью после угроз террористов «Азова» * в свой адрес.

«Судя по стилистике угроз, там заседают или маньяки, или угашенные подростки. Одно, кстати, не исключает другого. Как я должна на них реагировать? Я живу своей жизнью и делаю то, что считаю честным, нужным и должным», — заявила Симоньян РИА «Новости».

Ранее в понедельник она опубликовала в своем Telegram-канале письмо с угрозами и наличием символики «Азова». После этого председатель СК Александр Бастрыкин поручил центральному аппарату ведомства провести проверку и доложить о результатах.

Ранее угрозы поступали военному обозревателю КП Виктору Баранцу: ему сообщили, что он будет «следующим после Дарьи Дугиной».

«Вот мне написали, читаю тебе: «Привет от Дугиной. Ты следующий». А буквально 37 минут назад в Ютубе под фамилией Анатолий Мазур пришло мне вот такое письмецо: «Кстати, Тимошенко и Баранец рано или поздно дождутся своей очереди — взрывчатки, пули или петли. У них, как у пропагандистов, руки по плечи в крови украинских детей», — рассказал он.

Как это понимать? После убийства Дарьи Дугиной ни один российский журналист не может чувствовать себя в безопасности? Впрочем, речь, очевидно, не только о журналистах. Под прицелом может оказаться любая медийная фигура, чье убийство может вызвать резонанс. На Украине это уже происходит с 2014 года. Теперь начинается в России?

Впрочем, у нас есть собственный опыт борьбы с бандеровским подпольем и его лидерами, в том числе, за границей. А если вспоминать недавнюю историю — попытки Запада раскачать ситуацию в России с помощью исламистского террора — то и опыт подавления терроризма в собственной стране мы имеем.

— Удар могут нанести по любому публичному человеку, активно поддерживающему СВО на Украине, — говорит военно-политический эксперт Владимир Сапунов.

— Уже очевидно, что украинцы и их западные кураторы выбрали «отмороженный» вариант ведения войны — особо не считаясь с жертвами среди мирного населения. Терроризм — одно из проявлений такой стратегии. Напомним, что террористы и диверсанты и в условиях вооружённого конфликта не считаются законными комбатантами, поэтому и ответ должен быть соответствующим.

«СП»: — Такие угрозы поступают многим и регулярно последние 8 лет. После убийства Дугиной к ним пора начинать относиться всерьез.

— Конечно. Уже в марте было понятно, что украинцы используют тактику медийно значимых вылазок, включая теракты. Просто, учитывая, что у ВСУ в руках РСЗО и дальнобойная артиллерия — и терроризм у них был соответствующим: обстрелы гражданского населения, социально значимых объектов. Дошло и до Запорожской АЭС. Но было очевидно, что громкие теракты на территории России — это лишь дело времени. Чем хуже дела у украинцев будут на фронте, тем они активнее станут.

«СП»: — Действительно ли это дело рук всяких «азовов» и прочих «правых секторов» **? Или за этим стоят власти Украины или выше того — страны Запада? Чего добиваются организаторы террора?

— Надо понимать, что за Украиной стоят ЦРУ и МI-6, другие западноевропейские разведки. Они способны организовать теракты самого высокого уровня. Убийства самых популярных лидеров в ДНР и ЛНР — это ведь очень сложные операции. Сейчас англосаксы подготовили и украинских диверсантов, способных на серьёзные террористические вылазки. Так что, увы от новых громких терактов мы абсолютно не застрахованы. Какая цель? Ну а для чего Басаев и его люди в июне 1995 года осуществили теракт в Будёновске, когда война дудаевскими бандитами была уже проиграна? Чтобы начать переговоры, вывод российских войск. Сейчас, конечно, не те времена — никто звонить террористам в прямом эфире, как Черномырдин, не будет и договариваться с ними. Но главные задачи терактов — посеять панику и ужас, «напугать миллионы» никто не отменял. Для чего украинцы проводят ничего с военной точки зрения не значащие акции в Крыму? Напугать отдыхающих, сорвать курортный сезон, заявить украинскому электорату о «перемогах».

«СП»: — Можно ли говорить о широкомасштабном терроре по типу того, что устраивали религиозные фундаменталисты в 90-е и нулевые? Можно ли сравнивать? Тот террор был в итоге побежден, опыт есть… Насколько реально с этим бороться? Может, людей не хватает? Или просто еще не пришло понимание масштабов угрозы?

— Лично я неоднократно писал и говорил ещё в начале марта, что громкие теракты неизбежны. Посмотрите, что сейчас творится на освобождённых территориях Херсонской и Запорожской областей. Теракты практически ежедневно против прорусских политиков и чиновников. Чтобы посеять страх у людей, поверивших, что Россия пришла навсегда.

Кстати, об исламских фундаменталистах. Я сейчас нахожусь в Боснии и Герцеговине, побывал за лето здесь в шести городах. Эта страна просто превращена в рассадник терроризма. Причастных к самым громким терактам в США и Западной Европы отпускают из Гуантанамо и других тюрем домой в Боснию на «социализацию и исправление». Как они исправляются?

Занимаются тем же, что и раньше — террором, только под контролем Запада. Официально из Боснии на Украину отправлено 169 наёмников — это опытные инструкторы, специалисты высокого класса по работе с взрывчаткой (не говоря уже об опыте уличных боёв в Сирии). Это политика федерального Сараево, а правительство БиГ абсолютно прозападное. И это только в Боснии. То есть нам противостоит давний, хорошо мотивированный и коварный противник. Бороться с которым очень непросто.

«СП»: — Может, стоит ответку сделать, как Израиль это делает? Да и свой опыт ликвидации лидеров бандеровского подполья есть…

— У России есть опыт ликвидации чеченских полевых командиров — в гораздо более сложных условиях.

Устранение Масхадова, Дудаева, Басаева, Хаттаба — это ведь были сложнейшие операции. А нынешние лидеры укронацистов, у которых руки по локоть в крови, чем лучше? Есть и опыт, и высочайший уровень квалификации сотрудников наших спецслужб. Надо политическую волю проявить.

СБУ ведёт активную диверсионно-террористическую детальность на нашей территории, но не ликвидирован ни один видный укронацист. Удары по Банковой, Владимирской и т. п. должны быть обязательно — даже по пустым зданиям. Разрушенное здание президентской администрации, Верховной рады, СБУ, Генштаба — это прекрасный деморализующий противника фактор. Плюс ликвидация ответственных за теракты — обстрелы мирных жителей и социально значимых объектов и подрывы представителей власти. Выбор целей очень широкий — надо только захотеть и принять решения.

Пока надо дать киевскому режиму понять, что они не бессмертны и наказание неизбежно. А до бандеровского подполья ещё доберёмся.

— Террор и запугивание — привычная практика украинских властей и аффилированных с ними структур, — считает председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— Убийства политиков, журналистов, общественных деятелей на территории Украины стали обыденностью с 2014 года. Достаточно вспомнить Олеся Бузину, журналиста Шеремета, адвоката Грабовского или политика Олега Калашникова.

Сейчас террор общественных деятелей и чиновников разворачивается на освобожденных территориях — убивают работников полиции, представителей администрации, местных политиков.

Теперь уже добрались до территории Российской Федерации. Безусловно, это очень серьезно, надеюсь, к этому также серьезно относятся и в российских правоохранительных органах.

Целями террора являются все знаковые фигуры — лица, хорошо известные российскому обществу, будь то журналисты, писатели или общественные деятели.

Террор всегда имеет целью нанести удар по сознанию людей.

Шок от осознания беззащитности, злость на беспомощность правоохранительных органов, страх за близких — вот главные эмоции, которые должен вызвать теракт.

На мой взгляд, главной целью подобных действий террористов является демонстрация унижения самого государства, которое не может защитить своих граждан.

«СП»: — Кто стоит за всем этим? Спецслужбы? Организации? Отдельные фанатики?

— Организация убийств, подобных убийству Даши Дугиной, требует профессиональной подготовки и немалого материального ресурса.

Кто-то должен был дать сведения, где живет Дугина, кто-то дал деньги, чтобы снять в этом доме квартиру, кто-то помог организовать слежку, дал поддельные автомобильные номера и фальшивые казахстанские документы, передал взрывное устройство и т. д. Это никак не вяжется с сущностью националистического батальона, который может убивать, пытать, стрелять, но никогда не занимался агентурно-оперативной деятельностью.

Безусловно, это работа спецслужб, и я полагаю, кураторы этих спецопераций находятся за пределами Украины.

Дело в том, что СБУ по характеру деятельности и преемственности задач все же вышла из советского КГБ, который в последние десятилетия не занимался устранением лиц на территории противника.

А вот в странах Запада, напротив, политические убийства, начиная от Кеннеди и до многочисленных покушений на Фиделя Кастро, были совершенно обыденной формой практической работы спецслужб.

Поэтому, полагаю, что кураторы использовали украинские руки для внедрения в Россию.

«СП»: — Что можно этому противопоставить?

— Бороться с терроризмом необходимо, и для этого есть возможности и средства. Но при ссылках на опыт советских спецслужб при ликвидации Коновальца или Бандеры, нужно учитывать факт, что после 60-х годов советские спецслужбы практически отказались от такой формы борьбы с врагами.

Все россказни относительно покушения на Литвиненко или Скрипалей являются отзеркаливанием британской практики расправ и политических убийств.

Сомневаюсь, чтобы в недрах российских спецслужб были подразделения, которые имеют возможность проникновения, внедрения и реализации актов возмездия на территории стран Запада или даже на Украине.

Однако, это не значит, что зло может остаться безнаказанным. На мой взгляд, первым шагом для предотвращения угроз терактов должно стать объявление СБУ и ГУР террористическими организациями, а всех служащих там — террористами со всеми вытекающими последствиями.

Из этого последует, что все, имеющие контакты с представителями этих спецслужб, будут являться пособниками террористов с соответствующей ответственностью.

Думаю, не журналисты, а оперативники должны допрашивать сегодня родственников и друзей в Мариуполе и Донецке тех же Вовк и Цыганенко.

В чем можно подражать Израилю, так это в нулевой толерантности к терроризму и к лицам, причастным к нему. Должны ответить и те, кто за деньги позволил Вовк пройти обязательную фильтрацию в Мариуполе, которую она, как служащая в Нацгвардии, никак не могла бы пройти.

Источник: svpressa.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 × пять =